» » Комментарий к проекту Приказа Минтруда России №33н от 24.01.14
ГЛАВНАЯ ПУБЛИКАЦИИ КОНФЕРЕНЦИИ ВЕБИНАРЫ ДОКУМЕНТЫ ПРОФРИСК.РФ ON-LINE ЗАЯВКА КОНТАКТЫ
ВСФ НИИ ТРУДА
ИНСТИТУТ ТРУДА
НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ
ОТЧЕТЫ
МОНИТОРИНГ СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВОЙ СФЕРЫ
ОБЗОР РЫНКА ТРУДА
ЭКСПЕРТНЫЕ ОПРОСЫ
БИБЛИОТЕКА
ПУБЛИКАЦИИ
ПИЛОТНЫЙ ПРОЕКТ
ОБУЧЕНИЕ
УСЛУГИ
ОБЪЯВЛЕНИЯ
семинары по трудовому законодательству, оплате и нормированию труда
семинары «ОХРАНА ТРУДА»
Специальная оценка условий труда
Для получения дополнительной информации посетите сайт "ПРОФРИСК.РФ" (https://profrisk.ru)

 Институт труда в Instagram

 Институт труда на Facebook

Комментарий к проекту Приказа Минтруда России №33н от 24.01.14

Комментарий к проекту Приказа Минтруда России №33н от 24.01.14Комментарий к проекту Приказа Минтруда России № 33н от 24.01.14 «Об утверждении Методики проведения специальной оценки условий труда, Классификатора вредных и опасных факторов производственной среды и трудового процесса, формы отчета комиссии по проведению специальной оценки условий труда и инструкции по ее заполнению»

Во исполнение Федерального закона «О специальной оценке условий труда» Минтруд России подготовил Методику проведения специальной оценки условий труда,  Классификатор вредных и опасных факторов производственной среды и трудового процесса, форму отчета комиссии по проведению специальной оценки условий труда и  Инструкцию по заполнению формы отчета комиссии по проведению специальной оценки условий труда.

Все с большим нетерпением ждут регистрации в Минюсте России приказа Минтруда об утверждении этих (и целого ряда других!) документов, поскольку упомянутый Закон вступил в силу 1 января, в Трудовой кодекс РФ и в федеральные законы внесены соответствующие изменения, заменяющие привычную всем аттестацию рабочих мест по условиям труда на незнакомую и неведомую «спецоценку». Работать по еще не отмененному, но уже нелегитимному Приказу Минздравсоцразвития России № 342-н коллеги из Минтруда уже не советуют, а проводить «спецоценку» по-новому еще нельзя. Что делать, к чему готовиться?

Те, кто знаком с проектом Приказа Минтруда России «Об утверждении Методики проведения специальной оценки условий труда, Классификатора вредных и опасных факторов производственной среды и трудового процесса, формы отчета комиссии по проведению специальной оценки условий труда и инструкции по ее заполнению», обратили внимание на сходства и различия этого документа с уходящими в прошлое «Порядком проведения аттестации рабочих по условиям труда» (Приказ № 342-н от 26 апреля 2011 г.) и «Руководством по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового процесса. Критерии и классификации условий труда» (Руководство Р 2.2.2006-05 от 29 июля 2005 г.).

Внимание! Поскольку итоговый нормативный акт еще не вышел (т.е. не прошел еще госрегистрацию в Минюсте России), комментируется проект, опубликованный на Едином портале раскрытия информации о подготовке федеральными органами исполнительной власти проектов нормативных правовых актов и результатах их общественного обсуждения (ссылка на документ: http://regulation.gov.ru/project/5934.html?point=view_project&stage=3&stage_id=5172&page=project&record_id=5934) 

Министерство поступило мудро, сохранив преемственность документов, оставив без изменений основные принципиальные моменты, к которым уже привыкли специалисты за многолетнюю практику правоприменения отменяемых актов, у рассматриваемых документов больше сходства, чем различий: та же классификация условий труда, те же принципы и подходы в оценках производственных факторов, схожие формы отчетных документов. Тем не менее, при внешней схожести есть различия, которые носят существенный характер.

 

1. Новая Методика компактнее прежнего Руководства 2.2.2006-05 и, что еще важнее, избавляет от необходимости обращения к очень многим ведомственным регламентирующим документам (ГОСТы, СанПиНы, СН, СНиПы, МУКи, МУ, и т.д.), поскольку включает в себя в виде приложений закрытый перечень нормативных и предельно допустимых значений исследуемых (испытуемых) производственных факторов, а также формы протоколов их измерений. Руководство 2.2.2006-05 давно подвергается критике за отсутствие статуса нормативно-правового акта, избыточный набор исследуемых факторов, завышенные уровни их допустимых значений в сравнении со странами ЕС и ОЭСР, наличие субъективной оценки целого ряда факторов. Тем не менее, до введения новой Методики это Руководство остается пока единственным систематизированным сборником гигиенических нормативов условий труда, который на протяжении более 8 лет, по сути, являлся настольной книгой специалистов по аттестации. Минздравсоцразвития России в свое время (в 2011 г.) разработало проект Стандарта безопасности труда СБТ 01-2011 «Критерии оценки и классификация условий труда при проведении аттестации рабочих мест», который должен был заменить Р 2.2.2006-05, но в силу известных причин выпустить в свет его не успело. В 2012 г. вновь образованный Минтруд России в составе нового Правительства РФ получил поручение Президента РФ разработать проект Федерального закона «О специальной оценке условий труда», что сделало выпуск указанного Стандарта неактуальным.

Такой же настольной книгой для специалистов по аттестации и экспертов был Порядок проведения аттестации рабочих мест по условиям труда. От этого Порядка также придется отвыкать, поскольку процедура оценки, расписанная в федеральном законе и в проекте новой Методики, при многих сходствах, не совпадает с прежней, а по ряду моментов содержит серьезные отличия, к которым еще долго придется привыкать специалистам (вспомним, сколько времени ушло на адаптацию к новациям Порядка проведения аттестации рабочих мест по условиям труда после его введения Приказом № 342-н в период с 1 сентября 2011 г. и соответствующей отмены Приказа № 569 от 31 августа 2007 г.).

 

2. Вместе с Методикой вводится Классификатор потенциально вредных и (или) опасных факторов производственной среды и трудового процесса, а сама Методика определяет порядок проведения идентификации потенциально вредных и (или) опасных факторов производственной среды и трудового процесса, чего не было ранее.

На первый взгляд, излишнее новшество, так эта процедура и так проводилась специалистами лабораторий при аттестации рабочих мест по условиям труда. Но на практике было не совсем так, а точнее – совсем не так, как указано в Методике. В профессиональной среде постоянно критикуется т.н. демпинг недобросовестных аттестующих организаций, занижающих цены до нереальных, если на самом деле проводить лабораторные исследования и измерения. И это так. Но не часто критикуется обратная картина – когда цены, наоборот, значительно завышаются аттестующими организациями, которые, пользуясь неосведомленностью заказчика, включают в смету расходов на аттестацию проведение дорогостоящих измерений и исследований тех факторов, которых у него нет, не было и быть не может в силу используемых технологий и производственного оборудования.

Приведу пример. Если заказчику надо аттестовать рабочее место водителя, то он наверняка получит от аттестующей организации смету лабораторных исследований (испытаний) факторов, составленных на основе СП 4616 «Санитарные правила по гигиене труда водителей автомобилей», которые помимо очевидных, характерных для автомобилей факторов, таких как шум и вибрация, содержит весьма спорные требования для обследования рабочего места водителя с измерением, например, освещенности или таких химических веществ как окись углерода, окислы азота, углеводороды алифатические, акролеин, меркаптан и пр. (см. п. 2.11 указанных Правил). Эти санитарные правила были установлены 30 лет назад и возможно были актуальны для автомобилей послевоенных проектов, эксплуатировавшихся в те времена. Но много ли водителей сегодня дышат выхлопными газами или парами топлива во время работы?

Предлагаемый Минтрудом России Порядок проведения идентификации привязан к конкретной ситуации вокруг рабочих мест у конкретного работодателя, вплоть до опроса самих работников и их руководителей. Кроме того, Классификатор содержит компактный перечень того что надо идентифицировать, с уточняющими ссылками на то, что идентифицировать не надо. Так, в частности, параметры микроклимата идентифицируются только там, где технологическое оборудование является искусственным источником тепла и (или) холода, за исключением кондиционеров. Пыль, которая, как известно, есть практически везде, кроме стерильных камер, исследуется там, где осуществляется добыча, обогащение, производство и использование в технологическом процессе пылящих веществ. Неионизирующие излучения (электромагнитные, электростатические поля и пр.) не измеряются на «офисных» рабочих местах и т.д. Другими словами, новая Методика имеет ярко выраженный «производственно-промышленно-ориентированный» характер, т.е. исключает т.н. «офисников» и в этом смысле продолжает логику нашумевшего в свое время Приказа Минтруда России № 590-н от 12 декабря 2012 г. Министерство как бы говорит: «Не надо ловить черного кота в темной комнате». В 2013 году дискуссия и споры вокруг Приказа № 590-н были уместны, поскольку этот шаг Министерства России выглядел как оторванный из общего законодательного контекста одиночный акт, нарушающий сложившуюся систему аттестации рабочих мест. Теперь же, когда вместе с Федеральным законом «О специальной оценке условий труда» внесены соответствующие изменения в Трудовой кодекс, определяющие понятие «Система управления охраной труда», уточняющие понятие «Управление профессиональными рисками», и обязывающие работодателя создавать систему управления охраной труда, исключение из процесса лабораторных исследований благополучных рабочих мест с последующим декларированием выглядит вполне уместным и своевременным.

 

3. Добавились СНИЛС в карты специальной оценки условий труда на рабочем месте. В чем может быть проблема применения таких идентификаторов? Раньше мы аттестовывали обезличенные рабочие места (исключение составляли лишь элементы оценки травмоопасности, касающиеся подготовки работников по вопросам охраны труда), теперь оцениваются даже не рабочие места, а персонифицированные условия труда. После проведения аттестации рабочего места работодатель не испытывал особых проблем, если, например, вместо уволенного работника на это рабочее место принимался новый. Наоборот, это было большим подспорьем для работодателя, поскольку в соответствии с нормами ст. 57 Трудового кодекса РФ, представитель работодателя знакомил работника при приёме на работу с его правами, гарантиями и компенсациями, связанными с условиями труда, по итогам проведенной аттестации. Что делать теперь работодателю после приёма на работу новых работников взамен выбывших? Не придётся ли вновь прибегать к услугам организации, проводящей специальную оценку условий труда, даже если речь идёт о чисто формальной корректировке карт под СНИЛС вновь принятых работников? Во сколько теперь обойдётся работодателю текучка кадров? Формально внести корректировки в карту работодатель может и без эксперта по специальной оценке, достаточно подписей членов комиссии и ознакомления новых работников. Но на практике скорее всего будет иначе.

 

4. При измерении световой среды исключен коэффициент пульсации освещенности (Кп). Наконец-то устранен камень преткновения в дискуссии специалистов вокруг проблемы несоответствия выпускаемых российской и зарубежной промышленностью источников света установленным в нашей стране нормативам. Проблема применения коэффициента пульсации в том, что большинство используемых источников света имеют пульсацию выше установленных нормативов, что в свою очередь вынуждает работодателей либо нести немалые расходы на закупку и установку дополнительных технических средств по снижению пульсации, либо смириться с признанием «вредных» условий труда из-за сверхнормативной пульсации и соответствующими расходами на предоставление гарантий и компенсаций за работу во «вредных» условиях труда. При этом отрицательное влияние пульсации на здоровье работника при установленных СанПиНами нормативных значениях коэффициента пульсации остается дискуссионным, поэтому слова «вредных» взято в кавычки. Новая Методика решала эту проблему, просто разрубив «гордиев узел».

 

5. Исключена оценка травмоопасности. Это одно из слабых мест новой Методики. Ранее, при оценке травмоопасности для целей аттестации, специалист аттестующей организации вместе с представителям комиссии работодателя выявляли нарушения в эксплуатации оборудования, приспособлений и инструментов. Проверяли соответствие процесса работы установленным требованиям безопасности, применение технической документации и инструкций по эксплуатации. При оценке травмоопасности проверялось соответствие подготовки работников по вопросам охраны труда установленным требованиям, т.е. прошли ли работники обучение по охране труда с последующей проверкой знаний требований охраны труда, проведены ли инструктажи, в порядке ли журналы регистрации инструктажей и т.д. В этой части прежняя аттестация несла в себе сильную профилактическую составляющую: в ходе оценки травмоопасности работодатели и их представители выявляли те риски, которые долгое время оставались ими незамеченными, аттестация показывала то, на что они ранее, во многом в силу привычки, не обращали внимания, как это, к сожалению бывает на подавляющем большинстве наших российских производственных объектов по всей стране.

Зато добавилась оценка эффективности средств индивидуальной защиты. В прежних протоколах обеспеченности работников средствами индивидуальной защиты на рабочем месте (Приказ № 342-н) была строка «Эффективность использования СИЗ», но она по факту не работала и на практике оценка эффективности СИЗ для целей аттестации не проводилась. Теперь новая Методика содержит указания как снизить класс (подкласс) условий труда на одну степень, что является хорошим подспорьем для работодателей и дополнительным стимулом для применения эффективных СИЗ.

 

6. Новая Методика устанавливает единый предельно допустимый уровень (ПДУ) для шума в отличие от нескольких ране действующих ПДУ, которые также были предметом острых дискуссий. То что вместо нескольких ПДУ остался один – безусловно позитивный шаг, но относительно предельно допустимого уровня в 80 дБ весьма показательно отрицательное заключение Минэкономразвития России об оценке регулирующего воздействия на проект новой Методики.

Минэкономразвития России обратило внимание на ряд рисков, связанных с реализацией проекта акта, в том числе на ПДУ шума, обратив внимание на международный опыт в установлении допустимого норматива уровня шума. Так, в странах ОЭСР, странах членах ВТО и ЕЭС практически все нормативы, касающиеся установления норматива уровня шума на рабочем месте, устанавливают верхнюю границу эквивалентного уровня шума в районе 85-90 дБ(А) для восьмичасовой рабочей смены. Основное количество оборудования, закупаемое для предприятий химической, угольной промышленности имеют звукоизоляцию 85 дБ(А). Так, к примеру, в химической промышленности используются всемирно известные бренды Atlas «Copco», САТЕRPILLAR, Белаз, Komatsu, в уголной промышленности - JOY, Eickhoff, Sandvik, Bucyrus, САТ. При ПДУ шума, предложенным новой Методикой, вся указанная техника станет «вредной» для работника.

 

7. Перечень рекомендуемых мероприятий по улучшению условий труда также претерпел изменения и, возможно не в лучшую сторону. Исчезли «Источник финансирования» и «Ответственный за выполнение мероприятия». Работодателям, которые зависят от вышестоящих организаций, и специалистам по охране труда теперь придется потрудиться, чтобы интегрировать новые Перечни рекомендуемых мероприятий в бюджеты финансирования расходов на улучшение условий труда. Хотя, в контексте упомянутых поправок в Трудовой кодекс, определяющих понятие «Система управления охраной труда», уточняющих понятие «Управление профессиональными рисками», и обязывающих работодателя создавать систему управления охраной труда, такое упрощение формы, предполагающее дальнейшие шаги работодателя по выстраиванию системы управления, вполне логично. Нельзя забывать, что после проведения специальной оценки условий труда работодатель в конечном итоге должен выстроить систему управления профессиональными рисками, которая в свою очередь должна стать основой для создания и функционирования современной системы управления охраной труда (см. ст. 212 ТК РФ в новой редакции).


Комментарий подготовили:

 

Байгереев Марат Серикбаевич

Директор Восточно-Сибирского филиала

НИИ труда и социального страхования

Минтруда России

 

Зайцева Юлия Борисовна

Завотделом Восточно-Сибирского филиала

НИИ труда и социального страхования

Минтруда России

 

Кравченко Юлия Андреевна

Ведущий специалист Восточно-Сибирского филиала

НИИ труда и социального страхования

Минтруда России

 


Опубликовано:

в журнале "ВЕСТНИК ГОСУДАРСТВЕННОГО СОЦИАЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ" (№ 3 (159) Март 2014)

в журнале "Социальный мир" (№ 8, 2014)

Для печати
© 2009-2020 Марат Байгереев Тел.: (3952) 458-500