» » Сколько и как обучать охране труда?
ГЛАВНАЯ ПУБЛИКАЦИИ КОНФЕРЕНЦИИ ВЕБИНАРЫ ДОКУМЕНТЫ ПРОФРИСК.РФ ON-LINE ЗАЯВКА КОНТАКТЫ
ВСФ НИИ ТРУДА
ИНСТИТУТ ТРУДА
НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ
ОТЧЕТЫ
МОНИТОРИНГ СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВОЙ СФЕРЫ
ОБЗОР РЫНКА ТРУДА
ЭКСПЕРТНЫЕ ОПРОСЫ
БИБЛИОТЕКА
ПУБЛИКАЦИИ
ПИЛОТНЫЙ ПРОЕКТ
ОБУЧЕНИЕ
ВЕБИНАРЫ
ОХРАНА ТРУДА
СУОТ. ОЦЕНКА И УПРАВЛЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМИ РИСКАМИ
СПЕЦИАЛЬНАЯ ОЦЕНКА
УСЛОВИЙ ТРУДА
ТРУДОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И УПРАВЛЕНИЕ ПЕРСОНАЛОМ
ВНЕДРЕНИЕ "ЭФФЕКТИВНОГО КОНТРАКТА" И НОВЫЕ СИСТЕМЫ ОПЛАТЫ ТРУДА
ПРОМЫШЛЕННАЯ и ЭЛЕКТРОБЕЗОПАСНОСТЬ
УСЛУГИ
ОБЪЯВЛЕНИЯ
семинары «ОХРАНА ТРУДА»
Специальная оценка условий труда
Для получения дополнительной информации посетите сайт "Профриск.РФ": Profrisk.ru

Сколько и как обучать охране труда?

Продолжение темы, затронутой в нашей публикации «Основы охраны труда (2018 г.)» на сайте Профриск.РФ в интернете http://profrisk.ru/ohs-2018

Некоторые инспекторы Госинспекции труда, иногда спрашивают меня: «Марат Серикбаевич, посоветуйте, что делать, как поймать нечистых на руку работодателей? Только вчера были с проверкой в одной из организаций, указали им на нарушения статей 212 и 225 Трудового кодекса в части того, что никто не обучен охране труда, сегодня приходим к ним, так они уже «обучились», показывают удостоверения с протоколами проверки знаний требований охраны труда, дескать прошли «обучение» дистанционно! Ну ведь ясно же, что купили это «обучение» в интернете, но сделать ничего не можем, формально не докопаешься, документы подлинные, выданы аккредитованным учебным центром, но проверить наличие или отсутствие знаний по факту, хотя бы, знают ли работники, определение Трудового кодекса, что такое «охрана труда», нет полномочий.Как быть?»

Ответ один: увы, никак! В интернете, действительно, полно предложений от великого множества аккредитованных в Минтруде обучающих организаций пройти «обучение по охране труда с последующей проверкой знаний требований охраны труда» дистанционно и недорого, да ещё и с бесплатной доставкой по почте отчётных документов (удостоверений и протокола «проверки знаний») и ничего тут не поделаешь, такова реальность того состояния, до которого докатилась наше образование[1]: «за ваши деньги – любой каприз», – таковы законы рынка и сюжет жанра современного капитализма. Сейчас мало кого интересует, что знания, если не путать их с образовательными услугами, в принципе не продаются и не покупаются, так же, как и здоровье, если не путать его с медицинскими услугами. Не может быть товаром, а соответственно, объектом купли-продажи то, чья природа уникальна и не отчуждаема от личности, от индивидуума, то есть то, что индивидуально и всегда в единственном числе: честь, совесть, знания и здоровье.

А вот купля-продажа всевозможных дипломов и удостоверений и прочих отчётных документов и знаков отличия – это сколько угодно сплошь и рядом: всё продаётся и всё покупается в мире, где мерило успеха – прибыль (выгода) и «ничего личного, только бизнес»! На этом фоне «время» – категория отнюдь не философская («время» в кавычках, разумеется, а не реальное время, над которым человек не властен, подтверждением чему является смерть!)[2], а виртуальная сторона известной, старой как мир формулы ростовщиков-банкиров и бизнесменов всех мастей: «время-деньги». Вот и реальное время обучения с уходом традиционного образования в «мир иной» - виртуальный мир «дистанционных технологий» - виртуализируется в онлайновый цифровой лохотрон новых форм нетрадиционного обучения «на основе использования компьютеров и информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». О каких часах обучения мы говорим, когда любые дипломы и удостоверения продаются буквально за углом? Перевод этих пока ещё традиционно-бумажных документов в нетрадиционную «цифру» решит проблему учёта пока ещё неучтённых объёмов продаж таких образовательных услуг, но проблема отсутствия реальных знаний, как и реальное время, всегда будет за пределами лукаво-обманчивого «всевластья» рынка. Нельзя продать то, чем не располагаешь, и купить то, что не продаётся, не переступив юридическую или физическую черту дозволенного.

В этой связи, удивительно, до чего, порой, доходит наивный цинизм и дешёвое лицемерие некоторых отставных (и не только!) функционеров и функционерш, возмущающихся на всевозможных совещаниях о том, что не все, дескать, проводят и проходят реальный (т.е. в режиме «реального» времени) курс 40-часового обучения по охране труда. Им как будто невдомёк, что в те далёкие времена их безвозвратно ушедшей молодости, когда государством разрабатывались типовые и примерные программы обучения по охране труда, обучение финансировалось из средств Фонда социального страхования, то есть за государственные деньги в рамках организации обучения по охране труда отдельных категорий застрахованных (ОКЗ). В ту, канувшую в лету эпоху социалистического и постсоциалистического прошлого, государство ежегодно выделяло порядка полмиллиарда рублей на такое обучение. А поскольку обучение было бесплатным, органы исполнительной власти регионов и органы местного самоуправления буквально в приказном порядке обрабатывали работодателей, обеспечивая явку работников (главным образом подведомственных бюджетных учреждений и предприятий) в учебные центры, участвовавшие в распределении выделенных средств. Поскольку такое массовое бесплатное «обучение» выродилось в пустой формализм финансовой отчётности о расходовании бюджетных средств[3], то уже в эпоху приснопамятного Минздравсоцразвития России госфинансирование обучения ОКЗ прекратилось, а по-прежнему обязательное обучение по охране труда перешло в сугубо коммерческую плоскость купли-продажи образовательных услуг за счёт средств и на совесть самого работодателя и связанного с ним крепкими узами товарно-денежных отношений учебного центра.

Такова суровая действительность законодательно обусловленного, но коммерчески реализуемого[4] обучения по охране труда. Рассмотрим этот забавный процесс поближе. Упомянутые типовые и примерные программы обучения по охране труда, утверждённые властями в начале наступившего века, предусматривают 40 академических часов, что в переводе на календарное, астрономическое время означает как минимум рабочую неделю с отрывом от производства. А теперь, покажите мне представителей бизнеса (с недавних пор руководителей бюджетных учреждений тоже заставили стать бизнесменами, деловыми «эффективными» менеджерами по продаже образовательных, медицинских, досуговых, культурно-воспитательных и прочих услуг), готовых по формуле «время-деньги» оторвать персонал (включая руководителей и их заместителей) от сакрального производственного бизнес-процесса продажи услуг на целую неделю! Нет таких? Покажите мне калькуляцию и смету расходов на оказание образовательной услуги по обучению руководителей и специалистов вопросам охраны труда в объёме реальных, а не виртуальных 40 академических часов! Каков будет ценник, много ли работодателей потянут реальное обучение?

А как быть с организацией такого обучения вдали от областных и районных центров, посмотрите на карту и вспомните хотя бы школьную географию нашей страны к востоку от Урала? Кто и как заплатит за недельное обучение? Понятно, что реальные, а не виртуальные 40 часов с реальным отрывом от реального производства делают любое обучение в условиях «время-деньги» недоступным.

Использование «возможностей дистанционных образовательных технологий», «участие обучающихся в интернет-конференциях и вебинарах, а также администрирование учебного процесса на основе использования компьютеров и информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» и т.д. и т.п. (взято из очередного, третьего по счёту, официального проекта Порядка обучения по охране труда и проверки знаний требований охраны труда работников организаций) делают такое «образование» вполне доступным не только при нормативных 40 часах, но и больше: например, 72 часа «повышения квалификации» и даже 250 и 500 часов «профессиональной переподготовки» по техносферной безопасности – тоже не вопрос, когда часы становятся виртуальными. О знаниях промолчим, памятуя о том, как, например, сегодняшние выпускники прилежно сдают ЕГЭ под видеонаблюдением и строгим учительским контролем, и с каким образовательным багажом они поступают в вузы[5].

Понимая, к чему ведёт такое «обучение», власти дифференцировали обучающихся по категориям с соответствующими нормативами продолжительности обучения: в новом проекте упомянутого Порядка для руководителей организаций и их заместителей, индивидуальных предпринимателей, руководителей технического и производственного профиля и их заместителей, членов комитетов (комиссии) по охране труда, уполномоченных (доверенных) лиц по охране труда установлен 16-часовой норматив обучения, то есть, представьте, всего 2 календарных дня! Не все, к сожалению, знают (или делают вид, что не знают!), что такому решению предшествовал пилотный Проект по апробации новых программ обучения по охране труда, который по согласованию с федеральными и региональными властями был реализован в 2009-2015 гг. к востоку от Урала Восточно-Сибирским филиалом НИИ труда и социального страхования Минтруда России (ныне – АНОО ДПО «Институт труда», г. Иркутск). Ознакомьтесь с этим пилотным Проектом "Внедрение системы управления профессиональными рисками в региональные и корпоративные программы по охране труда" на наших сайтах[6].

Для кого эта публикация? Полагаю, умные люди и так прекрасно понимают смысл и суть написанного, ну а те, кто бессовестно выставляют свою дурь напоказ, вряд ли уразумеют истину, даже если, случайно, дочитали этот текст до конца.

© Марат Байгереев. АНОО ДПО «ИНСТИТУТ ТРУДА», 17 апреля 2019 г. Иркутск.
Запись на обучение (не только по охране труда!) в том числе, увы, с использованием дистанционных образовательных технологий: 664007, г. Иркутск, ул. Софьи Перовской 30 (Институт труда), тел. (3952) 458-500. Интернет: Профриск.РФ


[1] Вся система образования в целом, не только обучение вопросам охраны труда!
[2] «Охрана труда – система сохранения жизни и здоровья работников…», - если взглянуть на обратную, тёмную сторону этого основного понятия Трудового кодекса РФ, с определения которого начинается 209 статья, то можно без труда увидеть смерть и болезни, сопровождающие «процесс трудовой деятельности». Когда, вдруг, заболеете, задумайтесь: не «привет» ли это с далёкого пока ещё «того света»? Жизнь и здоровье – тождественные понятия, одно без другого не бывает.
[3] Аудиторы и ревизоры выявляли в протоколах проверки знаний не только фигуральные, но и реально мёртвые к тому времени души! Что только не делали сворованные из госбюджета деньги с душами членов комиссий, что подписывали те протоколы, не глядя…
[4] Те же самые коммерческие схемы присутствуют и при реализации Федерального закона «О специальной оценке условий труда», только цена вопроса там другая, так как административных затрат больше, см. об этом публикацию «Сколько реально стоит специальная оценка условий труда (о чём молчат «эксперты СОУТ») на нашем сайте http://profrisk.ru/shut-costs
[5] Это к вопросу о том, насколько эффективен с точки зрения проверки реальных знаний, а не формальных заполнений модных ныне «чек-листов» (пусть даже в цифровом исполнении таких «чеков») станет метод оценки «посредством централизованного компьютерного тестирования», предлагаемый Минтрудом России в новом проекте Порядка обучения по охране труда и проверки знаний требований охраны труда.
[6] См.: vsf-niitruda.ru и публикацию http://profrisk.ru/about-project/


Сколько и как обучать охране труда?
Обычный двухдневный семинар по охране труда в Усть-Орде Эхирит-Булагатского района Иркутской области, который стандартно проводит "Институт труда" на выезде по согласованию с местной администрацией. Обратите внимание на раздаточные материалы, которыми обеспечиваются слушатели семинаров - учебные «методички» в обложках жёлтого цвета и фирменные DVD диски с записью видеолекций и других электронных материалов для самостоятельного изучения.

Всевозможных общественных "контролёров" и радетелей "невинности" типовых и примерных программ обучения по охране труда 15-летней давности просим не путать подобные семинары с 40-часовой программой обучения с использованием "дистанционных образовательных технологий" АНОО ДПО "Институт труда". Такие семинары и программы обучения как раз и отрабатывались нами в рамках пилотного Проекта в регионах Уральского, Сибирского и Дальневосточного федеральных округов в 2009-2015 гг., в том числе с использованием дистанционных образовательных технологий. Теперь такое обучение проводится в штатном режиме и предлагается Минтрудом России в новом проекте Порядка обучения...

Для печати
© 2009-2017 Марат Байгереев Тел.: (3952) 458-500, 458-520, 29-23-53